К 70-летию Победы нашего народа в Битве за Ленинград_К 80-летию отечественной радиолокации

 К 70-летию Победы нашего народа в Битве за Ленинград

К 80-летию отечественной радиолокации

 

Материал подготовили Николаев Б.И., Рудь В.В., Сапаров В.Е., Шевченко Г.Н.

 

В начале 2014 года мы отмечаем два Великих юбилея: 70-летие Победы нашего народа в Битве за Ленинград и 80-летие отечественной радиолокации. Великие исторические события, заложившие основу этих юбилеев, свершились благодаря трудовому и ратному подвигу Великого многонационального советского народа. Это наши предки и предки многих людей, живущих на постсоветском пространстве. Это именно они, советские люди, в тревожных условиях мирного времени и в дни военного лихолетья создавали Оружие наших побед и с ним в руках добывали сами эти Победы.

Именно им мы – наследники их трудовой и боевой Славы должны посвящать свои песни и стихи, свои романы, повести и рассказы, самые лучшие и самые благородные движения своих душ.

В работе над данной статьёй нас профессионально интересовали вопросы применения радиотехнических средств, в частности, радиолокационных станций (РЛС) в советских войсках в период битвы за Ленинград (1941-1944 годы). Отметим, что и той, и другой темам, т.е. битве за Ленинград и истории рождения отечественной радиолокации посвящено большое число аналитических исследований, воспоминаний и произведений различного жанра. Часть из них нашли отражение в тексте, а часть приводятся в конце работы. Но нельзя считать, что обе темы уже исчерпаны. Появляются новые материалы, несомненно, интересные людям. Некоторые из них приводятся в данном тексте.

Отметим, что началом развития отечественной радиолокации считают 1933 и 1934 годы, так что к началу Великой Отечественной войны наша страна уже имела РЛС дальнего обнаружения самолётов РУС-1, РУС-2 и «Редут». В боях под Москвой и Ленинградом применялись отечественные и зарубежные (английские и американские) РЛС. Отечественные показали лучшие результаты. Дальнейшее изложение посвящено воспоминаниям одного из активнейших участников битвы за Ленинград, которые приводятся здесь со значительными сокращениями, впрочем, заметно не повлиявшими на существо основных авторских идей.

Григорий Гельфенштейн «ВОЙНА – 1941-1945 г.г. Три шага от бездны к Великой Победе»

http://www.rusarmy.com/history/Gelfenshteyn/3steps.html

«21, 22 и 23 сентября 1941 года в истории Великой Отечественной войны и в истории героической обороны Ленинграда произошло гигантское трёхдневное сражение нападающих массированных сил немецкой авиации с силами нашей противовоздушной обороны (ПВО) Краснознамённого Балтийского флота (КБФ) и ряда дивизионов зенитной артиллерии войск ПВО Ленинградского фронта. Это сражение я называю Кронштадтским Сражением (КС).

Скажем прямо: От исхода этого сражения зависела не только судьба КБФ и Кронштадта, но и судьба Ленинграда, судьба Москвы и, не побоюсь сказать прямо, судьба всего Советского Союза и быстрое окончание войны в пользу гитлеровской Германии.»

Но враг не знал о наличии у нас новейшего секретнейшего вида вооружения – станций радиообнаружения самолётов (РЛС). Ни у Германии, ни у Японии такого вооружения не было до конца Второй Мировой войны. Благодаря наличию у нас РЛС и рациональной работе дежурной смены, коварнейшие "звёздные" (с трёх сторон одновременно!) массированные налёты не оказались для нас внезапными. В КС нам удалось исключить фактор внезапности нападения и, несмотря на некоторые потери кораблей КБФ, выиграть это сражение – сохранить боевой потенциал могучей артиллерии КБФ – Несокрушимый Огненный Щит Ленинграда!

«Как непосредственный участник КС, будучи уверенным в важности событий, как бывший старший оператор Радиолокационной Станции (РЛС) "РЕДУТ-3", который непосредственно на экране индикаторного устройства РЛС я наблюдал все подробности сценария этого сражения и своим участием в нём, полностью исключил фактор внезапности нападения, считаю своим долгом рассказать об этом сражении и нашей Победе в нем. По воле судьбы я был единственным на всем Ленинградском фронте, кто видел это сражение во всех подробностях от начала до конца так, как не мог это видеть никто другой!»

РЛС "РЕДУТ-3" – была единственной из трёх, имевшихся у нас в то время на всём Ленинградском фронте РЛС, которая располагалась южнее Ленинграда – на известном ныне "Ораниенбаумском пятачке", в деревне Большая Ижора, в непосредственной близости от Кронштадта. Это уже позднее этот "пятачок" стали называть "Ораниенбаумским плацдармом". В то время, в 1941 – 1942 годах этот небольшой клочок земли называли "Ораниенбаумским пятачком".

«В настоящее время, несмотря на преклонный возраст, я знаю и хорошо помню все подробности событий этого гигантского сражения и своего участия в нём.

РЛС "РЕДУТ-3" работала не только на Главный Командный Пункт ПВО Ленинградского фронта, но и непосредственно на Командный Пункт ПВО КБФ, надёжная телефонная связь с которым осуществлялась по прямому проводу.

Всё то, что я излагаю здесь, следует считать не просто объективным изложением событий, но и, как бы, показаниями самого главного свидетеля и самого непростого участника этих событий. В те часы и минуты именно от моих действий во многом зависело исключение фактора внезапности нападения, готовность средств ПВО к эффективному отражению вражеских налётов и, следовательно, во многом зависел и исход КС.

Как старший оператор РЛС, я сидел на своем рабочем месте у экрана индикаторного устройства нашей РЛС и в зоне обзора видел всё! В связи с техническими возможностями нашей РЛС не мог видеть только то, что происходило над нами и в непосредственной близости от РЛС – над кораблями и Кронштадтом.»

Экран индикаторного устройства РЛС типа "РЕДУТ"Вот примерно так выглядел в то время экран индикаторного устройства на нашей РЛС типа "РЕДУТ". Вертикальные линии (штрихи), пересекающие горизонтальную линию развертки, это и есть импульсные сигналы целей. Слева, ближе к началу развертки это сигнал от группы самолётов. По виду и характеру пульсаций импульсов в этой группе опытный старший оператор мог определить здесь количество самолётов в группе очень точно. Правее представлены импульсы целей одиночных самолётов.

В 1990 году вышла из печати книга авторов-составителей Е.Ю. и Е.А. Сентяниных – "РЕДУТЫ" на защите Ленинграда", Лениздат, 1990г.. В ней на стр. 74-76 опубликованы воспоминания генерал-майора Сергея НиколаевичаСкворцова. В начале 1942 года он, молодой старший лейтенант, вывозил через Ладогу по "Дороге жизни" роту "РЕДУТОВ" на Волховский фронт – в Ладожский дивизионный район ПВО. Он командовал ротой из трёх РЛС. «Я был временно командирован на "РЕДУТ-9". Обучал там молодых старших операторов. Вот что генерал-майор С.Н. Скворцов в 1990 году пишет обо мне в своих воспоминаниях:

"Операторы «Редутов» быстро освоили приемы определения количества самолётов в группе по виду и характеру пульсаций отраженных импульсов.

Помню рядового Г. И. Гельфенштейна с «Редута-9», который особенно хорошо проявил себя в этом тонком деле и редко ошибался".

Утром 21 сентября я не только обнаружил ряд походных колонн воздушного противника почти на предельной дальности обнаружения нашей РЛС (на расстоянии 180-210 км), но вскоре сумел и полностью разгадать коварнейший сценарий запланированных событий задолго (минут за 12-15!) до подхода противника к Финскому заливу и появления его в пределах прямой видимости над кораблями и Кронштадтом.

О своей разгадке и грозящей нам страшной опасности я с волнением, "открытым текстом" незамедлительно предупредил КП ПВО КБФ по телефону прямой связи и настоятельно потребовал незамедлительного объявления "Воздушной Тревоги!".

СРАБОТАЛО! Буквально через 3 - 5 секунд после этого по всему побережью и на кораблях завыли тревожные сирены "ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА!!!" Мы ясно слышали это сквозь тонкие деревянные стенки нашей аппаратной. Вот теперь, после прозвучавшего сигнала "Воздушная Тревога!", я уже был уверен, что фактор внезапности нападения был мною полностью исключён! Далее, несмотря на нарастающую напряжённость воздушной обстановки, работал чётко и спокойно!

В то время на всём Ленинградском фронте только я один, сидя на своём рабочем месте у экрана индикаторного устройства нашей РЛС "РЕДУТ-3", мог видеть все подробности событий КС. Наблюдал подход немецких бомбардировщиков к зоне перестроения (над районом Гатчина – Сиверская). Здесь они из целого ряда походных колонн перестраивались в три боевые колонны для последующего захода на корабли и Кронштадт с трёх сторон одновременно ("звёздный налёт"). Затем наблюдал и начало дальнейшего их движения к кораблям и Кронштадту. Напряжённость ситуации была очень велика. Всё, что я наблюдал, буквально через считанные секунды становилось известным на Командных Пунктах ПВО в Ленинграде и на КП ПВО КБФ. И, т.к. они летели тремя колоннами, наши донесения о движении самолётов противника к кораблям и Кронштадту в эти минуты передавались нами на КП ПВО КБФ через каждые 12-15 секунд, рисуя там полную картину подробностей происходящего.

Позднее, когда они уже прилетели, технически я уже не мог видеть то, что происходило непосредственно над нами, над заливом и над островом Котлин. Внепосредственной близости от РЛС, над собой, наш радиолокатор технически видеть это не мог – "мертвая воронка" над РЛС. В то время наша техника не позволяла наблюдать это на столь близком расстоянии.

То, что я видел и пережил в эти три дня в часы и минуты Кронштадтского Сражения, я запомнил на всю жизнь. Это забыть невозможно!

23 сентября 1941 г. высокую оценку моим действиям и результатам моей работы дал лично, приезжавший к нам в тот день, в послеобеденное время, адмирал В.Ф. Трибуц.

23 сентября. Осознав высокую эффективность нашей РЛС в дни, часы и минуты Кронштадтского сражения, адмирал Трибуц счёл необходимым познакомиться с этой техникой лично. Примерно, тремя неделями ранее погиб начальник нашей РЛС младший лейтенант Гусев, и его обязанности временно исполнял начальник радиостанции воентехник Лившиц. Он не пустил адмирала в нашу аппаратную, ссылаясь на строжайшую секретность объекта и отсутствие у адмирала письменного разрешения от командования нашего 2-го корпуса ПВО.

Адмирал Трибуц и наш воентехник Лившиц долго беседовали о чём-то около нашей аппаратной, а затем адмирал собрался было уезжать. Перед отъездом попросил представить ему дежурную смену и того старшего оператора, который работал во время массированных налетов.

В присутствии воентехника Лившица, инженера РЛС Лютоева и небольшой группы морских офицеров, сопровождавших адмирала, Трибуц проникновенно поблагодарил нас (дежурную смену) за отличную работу. Обещал представить к высоким государственным наградам, а меня обнял и трижды поцеловал. Затем сказал, что по молодости лет я и сам не понимаю, какое великое дело сделал, разгадав в критической ситуации хитроумный замысел противника и подняв по боевой воздушной тревоге всю ПВО КБФ и фронта задолго до появления вражеских самолётов над кораблями и Кронштадтом.

Расчувствовавшись, пообещал представить меня к званию Героя Советского Союза. Так я узнал тогда и цену своего подвига. Однако все эти обещания закончились ничем. Дело прошлое... Так я и прожил свою долгую жизнь с сознанием того, что честно выполнил свой долг перед Родиной, и даже заслужил похвалы лично от самого адмирала Трибуца. Всю жизнь помнил эту высокую его оценку моего ратного труда.

Считаю, что долгая жизнь была дарована мне Богом именно за то, что я сделал 21–23 сентября 1941 года.»

Нашу Победу в этом сражении оспорить невозможно, как невозможно переоценить и высочайшую значимость её для всего дальнейшего хода событий Великой Отечественной войны!

В истории Второй Мировой войны, во всём мире было всего два сражения подобного рода. Сравним же, сопоставим эти два Великих Сражения, две Великих Битвы, и пусть на фоне трагического поражения США в Пёрл-Харборе ярко засияет звезда нашей Победы в аналогичном сражении!

Трагедия Пёрл-Харбора, которой могло и не быть

Пёрл-Харбор – военно-морская база США в центральной части Тихого океана на о. Оаху, где находились главные силы американского Тихоокеанского флота. Нападением на Пёрл-Харбор Япония вступила во Вторую Мировую войну как союзник гитлеровской Германии.

Замысел этой операции заключался в том, чтобы скрытно подойти и нанести внезапный массированный удар авиацией по американским кораблям, береговым сооружениям и самолётам на аэродроме в Пёрл-Харборе.

К 7 декабря в Пёрл-Харборе находились 93 корабля и вспомогательных плавсредств. Среди них 8 линейных кораблей, 8 крейсеров, 29 эсминцев, 5 подводных лодок, 9 минных заградителей и 10 тральщиков Тихоокеанского флота США. Военно-воздушные силы насчитывали 394 самолёта, Противовоздушная оборона Пёрл-Харбора обеспечивалась 294 зенитными орудиями.

Корабли в гавани и самолеты на аэродроме стояли скученно, являлись удобной мишенью для атаки. Противовоздушная оборона базы не была готова к отражению ударов. Большинство зенитных орудий не было укомплектовано личным составом, боеприпасы находились под замком. Короче говоря, японцев здесь не ждали.

Пёрл-Харбор. Это всё было потом – 7 декабря 1941 года.

А Кронштадтское сражение происходило 21, 22 и 23 сентября 1941 года.

"Появление врага у стен Ленинграда всего через два с половиной месяца после начала войны оказалось для советского народа слишком неожиданным и трудно объяснимым. Почему же части и соединения Красной Армии остановили агрессора лишь у порога этого великого города? Ведь при умело организованной обороне соотношение сил сторон вполне позволяло преградить путь противнику ещё на дальних подступах к нему. Тем более, что Ставка ВГК постоянно оказывала помощь Ленинграду. С 10 июля до конца октября туда было дополнительно отправлено 17 стрелковых и 3 кавалерийских дивизий.

Одна из причин быстрого продвижения противника к Ленинграду - это поражение нашего Северо-западного фронта в самом начале войны. Ни командование, ни войска фронта так и не оправились от него. Главком Ворошилов, командование фронта, армий, соединений и частей не сумели восстановить боеспособность войск, деморализованных почти непрерывным отступлением.

Недостаток сил, слабая выучка войск, отсутствие опыта наступательных действий в условиях лесисто-болотистой местности, неумение командиров и штабов управлять войсками в сложной боевой обстановке привели к срыву плана деблокады города. Отрезанным от "большой земли" войскам и населению предстояла многомесячная и многотрудная борьба за жизнь".

Труды Института Военной Истории МО РФ – "Великая Отечественная война 1941 – 1945", Книга I, "Суровые испытания", М., издательство "Наука", 1998 г., стр. 206.

8-го сентября 1941 года вокруг Ленинграда замкнулось железное кольцо немецкой блокады.

9-го сентября 1941 года И.В. Сталин понял всё это и сразу же предпринял всё возможное, чтобы исправить положение. Он вызвал к себе генерала армии Г.К. Жукова и приказал ему незамедлительно (!) принять на себя командование Ленинградским фронтом и Балтийским флотом.

Ранним утром следующего дня Г.К. Жуков вылетел в Ленинград. В Смольном он вручил Ворошилову короткую записку от Сталина:

«Передайте командование фронтом Жукову, а сами немедленно вылетайте в Москву!».

Приняв на себя командование Ленинградским фронтом и Балтийским флотом, Г.К. Жуков решительно приступил к укреплению неприступности города. Сразу же после прибытия он создал Несокрушимый Огненный Щит могучей артиллерии КБФ и артиллерии фронта. На путях возможного движения противника, на всех танкоопасных направлениях на прямую наводку были выставлены мощные артиллерийские заслоны. В дополнение к противотанковым орудиям на прямую наводку были выдвинуты батареи зенитных дивизионов. Снаряды зенитных орудий могли пробивать броню немецких танков насквозь.

Между тем, немецкие войска, завершив полное окружение Ленинграда, стали готовиться к генеральному наступлению на Ленинград. Немецкое командование понимало, что наличие у нас могучей артиллерии КБФ делает город неприступным, и потому в самом начале наступления на Ленинград решило подавить и уничтожить этот Огненный Щит Ленинграда.

До настоящего времени официально было принято считать, что запланированное гитлеровцами генеральное наступление на блокированный Ленинград началось 23 сентября 1941 года из района Пулковских высот. Это, однако, не в полной мере соответствует действительности, и это принципиально важный факт, позволяющий вопреки логике здравого смысла и далее замалчивать факт Кронштадтского Сражения, имевшего место 21, 22 и 23 сентября 1941 года, и нашу Победу в этом Сражении!

Генеральное наступление немецких войск на Ленинград было задумано, как коварное и неотразимое. На самом первом этапе этого наступления задумано было уничтожить Огненный Щит артиллерии КБФ.

Наступление началось в воскресенье утром 21 сентября 1941 года с необычного и, по сути, беспрецедентного массированного воздушного наступления на корабли КБФ и Кронштадт!

Единственная и главная цель немецкого командования в КС – уничтожить или существенно подавить могучую артиллерию КБФ. Именно так сказал об этом маршал Г.К. Жуков в своих мемуарах.

Немецкое командование было уверено, что внезапное появление над кораблями КБФ, Кронштадтом и Финским заливом массированных сил бомбардировочной авиации позволит уничтожить главное препятствие в предстоявшем наступлении на Ленинград. Но ничего не знало немецкое командование о наличии у нас новейшего эффективного вида вооружения войск ПВО – станций дальнего радиообнаружения самолётов типа "РЕДУТ". Именно такая наша РЛС "РЕДУТ-3" и располагалась здесь, на «Ораниенбаумском пятачке», в деревне Большая Ижора.

Аппаратная РЛС "РЕДУТ-3" имела надёжную радиосвязь непосредственно с Командным Пунктом ПВО Ленинградского фронта и не менее надёжную прямую телефонную связь с Командным Пунктом ПВО КБФ. Бесперебойную связь с КП ПВО Ленинградского фронта обеспечивали две радиостанции. Одна штатная мощная – типа "11-АК", а другая (резервная), почти такой же мощности, портативная и очень удобная радиостанция самолёта-бомбардировщика – "РСБ", которая всегда находилась "в горячем резерве" и которую всегда можно было мгновенно включить в работу в случае выхода из строя станции "11-АК".

Если воздушная обстановка была несложной, то, совершая круговой обзор воздушного пространства, наша антенная система вращалась, совершая 1 оборот в минуту и, соответственно, донесения о каждой цели в зоне обзора передавались на КП раз в минуту. В случае же усложнения воздушной обстановки мы переходили на секторный обзор. За опасными целями следили особо внимательно и донесения о них передавались на командные пункты через каждые 20-30 секунд. В этом случае круговой обзор мы делали раз в две – три минуты.

На КП ПВО КБФ офицер, принимавший наши донесения, в моменты проводки целей всегда был "на проводе". При передаче донесений достаточно было просто сказать "алло!", и офицер мгновенно отвечал "слушаю", "давайте". Связь у нас была отличная!

 На КП ПВО Ленинградского фронта о нашей технике знали всё и к нашей информации относились с должным пониманием и полнейшим доверием. На КП ПВО КБФ о нашей технике почти ничего не знали и не всегда с должным доверием относились к нашей информации. В то время на флоте такой техники у нас ещё не было. Офицеры КП ПВО КБФ не знали, не понимали, как можно наблюдать вражеские самолёты, летящие где-то далеко за линией фронта, и насколько можно доверять этой нашей информации. Объяснять им что-либо о нашей технике было строжайше запрещено.

Преодолевать это недоверие нам, радиолокаторщикам России, приходилось отличной работой и высокой достоверностью передаваемой информации. О некоторых случаях такого недоверия я, в частности, рассказал в известной книге авторов-составителей Е.Ю. и Е.А. Сентяниных "РЕДУТЫ" на защите Ленинграда", Лениздат, 1990 г., в своей статье "В любую погоду, днём и ночью" – стр. 64-74.

Теперь о Пёрл-Харборе

Пёрл-Харбор – военно-морская база США в центральной части Тихого океана на о. Оаху, где находились главные силы американского Тихоокеанского флота. Нападением на Пёрл-Харбор Япония вступила во Вторую Мировую войну как союзник гитлеровской Германии.

Замысел этой операции заключался в том, чтобы скрытно подойти и нанести внезапный массированный удар авиацией по американским кораблям, береговым сооружениям и самолётам на аэродроме в Пёрл-Харборе.

К 7 декабря в Пёрл-Харборе находились 93 корабля и вспомогательных плавсредств. Среди них 8 линейных кораблей, 8 крейсеров, 29 эсминцев, 5 подводных лодок, 9 минных заградителей и 10 тральщиков Тихоокеанского флота США. Военно-воздушные силы насчитывали 394 самолёта, Противовоздушная оборона Пёрл-Харбора обеспечивалась 294 зенитными орудиями.

Корабли в гавани и самолеты на аэродроме стояли скученно, являлись удобной мишенью для атаки. Противовоздушная оборона базы не была готова к отражению ударов.

"В конце ноября 1941 года на военно-морскую базу Тихоокеанского флота США на Гавайских островах в Пёрл-Харбор была доставлена радиолокационная станция дальнего обнаружения СЦР-270. Её установили на северной оконечности острова Оаху, на горе Опана.

7 декабря 1941 года дежурная смена станции в 7 часов 02 минуты увидела на дистанции 136 миль (220 км) большую цель. Через долгие 7 минут, когда были определены ее координаты, дежурные попытались доложить об этом в информационный центр, расположенный в форту Шефтер. К телефону долго никто не подходил. Наконец ответил офицер связи по авиации преследования, который и должен был сообщить командованию о приближении неизвестных самолетов.

Выслушав сообщение радиолокаторщиков, он решил, что это свои самолеты и дал указание дежурной смене радиолокационной станции "не обращать внимания на эти самолеты".

Дежурная смена продолжала наблюдать за целью. На расстоянии 20 миль цель вошла в "мертвую зону" и исчезла с экрана индикатора. Оказалось, что это были японские самолёты, летевшие для нанесения удара по кораблям, стоявшим в Пёрл-Харборе."

Из книги Е.Ю. и Е.А. Сентяниных "Редуты" на защите Ленинграда", Лениздат, 1990 г. стр. 62.

Японское морское командование, зная дислокацию кораблей в Пёрл-Харборе, разработало план внезапного нападения и уничтожения американского флота. Замысел этой операции заключался в том, чтобы скрытно подойти и нанести внезапный массированный удар авиацией по американским кораблям, береговым сооружениям и самолётам на аэродроме в Пёрл-Харборе.

26 ноября 1941 года японское авианосное соединение, состоявшее из двух линкоров, шести авианосцев с 353 самолётами, девяти эсминцев и трёх подводных лодок, под командованием адмирала Амамото в обстановке строжайшей секретности вышло из залива Хата-капу на Курильских островах и направилось на юг.

В ночь на 7 декабря японская эскадра прибыла в район, находившийся в 350-500 километрах севернее острова Оаху. К этому времени 27 подводных лодок Японии уже заняли позиции у Гавайских островов.

Ранним утром 7 декабря, поднявшаяся с японских авианосцев торпедоносная и бомбардировочная авиация нанесла два мощных последовательных удара по американским кораблям, аэродромам, береговым батареям. Вся операция длилась менее двух часов.

7 декабря в 6:00 183 самолёта первой волны поднялись с авианосцев и направились к цели. Здесь были 49 штурмовиков – бомбардировщиков типа "97", каждый из которых нес 800-килограммовую бронебойную бомбу, 40 штурмовиков-торпедоносцев с подвешенной под фюзеляжем торпедой, 51 пикирующий бомбардировщик типа "99", имевший каждый по 250-килограммовой бомбе. Силы прикрытия состояли из трёх групп истребителей, насчитывавших в общей сложности 43 машины.

Небо над Пёрл-Харбором было чистым. В 7 часов 55 минут японские самолёты атаковали все крупные корабли и самолёты на аэродроме. В воздухе не было ни одного американского истребителя, а на земле – ни одной орудийной вспышки. В результате внезапной японской атаки, длившейся около часа, было потоплено 3 линейных корабля и уничтожено большое число самолётов. Закончив бомбометание, бомбардировщики направились к своим авианосцам. Японцы потеряли 9 самолётов.

Самолёты второй волны (170 машин) поднялись с авианосцев в 7 часов 15 минут. Во второй волне было 54 штурмовика-бомбардировщика типа "97", 80 пикирующих бомбардировщиков "99" и 36 истребителей, которые прикрывали действия бомбардировщиков.

Второй удар японских самолётов встретил более сильное сопротивление американцев. К 8:00 самолёты возвратились на авианосцы. Из всех самолётов, участвовавших в воздушном налёте, японцы потеряли 29 (9 истребителей, 15 пикирующих бомбардировщиков и 5 торпедоносцев). Потери в живой силе составили в общей сложности 55 офицеров и рядовых. Кроме того, американцы потопили одну подводную лодку и 5 сверхмалых подводных лодок, действия которых оказались малоэффективными.

В результате удара японской авиации по Пёрл-Харбору стратегическая цель – воспрепятствовать вмешательству Тихоокеанского флота США в японские операции в юго-восточной Азии – была в основном достигнута.

4 американских линкора было потоплено, еще 4 – сильно повреждены. 10 других военных кораблей были потоплены или выведены из строя; около 310 американских самолётов уничтожены или повреждены; среди убитых или раненых американцев – 3581 военный, 103 гражданских.

Для сведения: Один наш истребительный авиаполк времен Отечественной войны – 52 самолета. Следовательно, по итогам японской операции в Пёрл-Харборе было уничтожено и повреждено, примерно, 6 американских авиаполков!

Победа японцев могла быть ещё более значительной. Им не удалось причинить ни малейшего вреда четырём авианосцам противника. Все они в момент нападения отсутствовали в Пёрл-Харборе. Японцы не сделали попытки уничтожить огромные американские запасы нефти на Гавайях, которые фактически были почти равны всем японским запасам.

После окончания операции почти все корабли японского соединения, состоявшего из 2-х дивизий авианосцев, 8-й дивизии крейсеров и 2-х эскадренных миноносцев, направилось во внутреннее Японское море и 23 декабря оно прибыло на якорную стоянку у о. Хасира.

В итоге налётов было потоплено четыре линкора, два эсминца, крейсер, минный заградитель, повреждено четыре линкора, три крейсера, эсминец, уничтожено 188 самолётов, погибло около 4-х тысяч военнослужащих.

Потери японцев составили 29 самолётов и пять подводных лодок.

Так пренебрежительное отношение офицеров флота к данным радиолокационной информации обернулось для США величайшей трагедией.

При нападении на Пёрл-Харбор фактор внезапности нападения был реализован Японией с максимальной эффективностью!

Главными причинами случившейся трагедии считаю общую неготовность военно-морской базы "Пёрл-Харбор" к отражению возможного внезапного нападения воздушного противника, плохую организацию системы ПВО и отсутствие надёжной связи аппаратной РЛС непосредственно с КП ПВО военно-морской базы.

Трагедии в Пёрл-Харборе могло и не быть, если бы в то время в США офицеры флота с должным вниманием и пониманием относились бы к радиолокационной информации.

Библиография:

1. Битва за Ленинград ( http://www.otvoyna.ru/leningrad.htm#zakl22)

2. Лобанов М. М. Начало радиолокации, Издательство «Советское радио», 1975 г. (http://hist.rloc.ru/startup-radars/0_2.htm)

3. Гельфенштейн Г.И. Три шага от бездны к Великой Победе (http://www.rusarmy.com/history/Gelfenshteyn/3steps.html)

4. Наша Победа в Кронштадтском Сражении - Воспоминания ветерана

(otvoyna.ru/gelfenshteyin3.htm копия)

5. В.Н .Емельянов, Ф.К. Корольков, В.Е. Сапаров (руководитель рабочей группы)  Самарцы в боях за Ленинград. 60-летию снятия блокады. Самара: ФГУП «Издательство «Самарский  Дом печати», 2004 г. -376 с.